Газета «огнеупорщик.боровичи»

Девчонка из 41-годобавлено: 2013-05-07 в 12:05

Родные Евдокии Степановны Таракановой говорят, что она может столько рассказать о своей жизни, что на книгу хватит. А начав вспоминать, пригорюнилась и всплакнула. По молодости всё воспринималось просто, а сейчас удивляется, как могла выдержать такие испытания?
Родилась и росла она в деревне Выставка Черноземского сельсовета в большой семье, где было четверо детей. Трудно было всех прокормить, и Дусю с 13-14-ти лет отдали в няньки. Успела только четыре класса школы окончить. В чужих людях за ребёнком ходила, приходилось готовить и стирать. Заработка не видела: «бывало, прибежит брат к хозяйке за «пятёрочкой», глядишь к концу месяца вся зарплата в семью и ушла». О новом платье мечтала, а ходила в хозяйских обносках.
В 17 лет Дуся пошла работать на трикотажную фабрику, в деревне Ёгла была такая. Выучилась вязать на машине, норму делала. Жизнь начала налаживаться, а тут война грянула. Сначала проводили на фронт отца, хотя он уже был в возрасте, на германской воевал. Потом и двух братьев.
Оставшихся в деревне ребят и девчат привлекали к оборонным работам. Дуся рыла окопы под Б. Вишерой. Там их группа чуть в плен к немцам не попала. Как раз в то время враг наступал на этом направлении. Успели в ночь уйти пешком, дошли до Веребья, а потом в Боровичи. Сегодня пришли, а завтра опять сельсовет направляет на работы.
В Боровичи стали поступать раненые с фронта, развернулись госпитали. Дуся с подругой решили пойти санитарками ухаживать за бойцами, но из деревни не просто было уйти, не отпускали. Для работы в госпитале, кроме паспорта, требовалась справка из сельсовета. Добыла и справку, на плохонькой обёрточной бумаге удостоверялось, что она трудилась на оборонных работах, без этого «документа» в госпиталь не приняли бы.
Вольнонаёмная Тараканова в госпитале № 2750 работала санитаркой с января 1941-го по октябрь 1945 года. Располагался он в ГДК, а потом в итээровском доме на улице Ленинградской. Сюда с сортировочного пункта направляли легкораненых бойцов. Подлечат солдат и отправляют опять в строй. Что делали санитарки? Койки заправляли. Научилась Дуся раны обрабатывать и перевязывать. Тяжело было. Работали сутками. Смена кончается, а тут – новое пополнение раненых, она остаётся. А утром опять её смена.
В 1944 году армия пошла вперёд, а за ней госпитали, «второй фронт» – прачки, хлебопеки, повара. Госпиталь № 2750 сначала отправили в Ленинград, затем в Кингисепп. Казалось бы, какие сложности – оказать помощь легкораненым? Но что такое – развернуть полевой госпиталь на освобождённой от врага территории. Разрушенные здания, горящие руины. Где брать воду и дрова, куда класть раненых, где оперировать, как осветить и так далее? Всё надо было делать быстро – найти, достать, устроить, потому что бойцам нужна медицинская помощь. Всё  бегом – армия наступает, госпиталь обязан идти следом.
Дошли до Польши. Получив заветный треугольник от брата Вани, Дуся поняла, что он где-то рядом, уж очень быстро письма приходили. Она не могла упустить возможность повидаться с ним.
– Адрес пытаюсь узнать, – вспоминает она, – Ваня его пишет, а цензура жирной чертой зачёркивает. Всё-таки окольным путём узнала, где стоит его часть. Взяла увольнительную и пошла. Это было 14 декабря 1944 года. Помню, что всё происходило в лесу. Его отпустили ко мне в госпиталь на сутки. Это была последняя наша встреча. Ваня погиб в начале 1945-го.
Для девушки война закончилась в Германии.
Из деревни Евдокия Степановна перебралась жить в Боровичи. Устроилась в шахтоуправление Ленинградуголь. До его закрытия работала лебёдчицей, откатчицей на подземных работах. В 1960 году поступила уборщицей в магазин ОРСа комбината огнеупоров, где проработала 25 лет. Вырастила сына и дочь, у неё четверо внуков и столько же правнуков. Сын Тараканов Михаил Константинович работает слесарем в цехе № 7.

Тараканова Евдокия Степановна – участник ВОВ, награждена орденом Отечественной войны второй степени, юбилейными медалями.
Фотография сделана в 1945 году по дороге домой.